Синяки и гематомы: общая информация | Статьи Детралекс

008 0 Мёд

Сухой непродуктивный кашель при некоторых заболеваниях у детей

Грипп. Заболевание вызывается пневмотропными РНК-содержащими вирусами трех антигенно обособленных серологических типов (А, В и С), относящихся к семейству ортомиксовирусов. При этом заболевании кашель, как правило, возникает в среднетяжелых и тяжелых формах.

Основной патологический процесс при этом разворачивается не только в эпителиальных клетках слизистой оболочки верхних дыхательных путей, но и в гортани, трахее, крупных бронхах. В этих отделах дыхательных путей выявляются дистрофические и некротические изменения эпителиальных клеток слизистой оболочки с последующим слущиванием эпителия.

https://www.youtube.com/watch?v=NP0PFTfJ-3I

Кашель при гриппе характеризуется как сухой, надсадный, сопровождающийся болевыми ощущениями за грудиной. Помимо этого, при гриппе может развиться синдром крупа. В этом случае кашель становится грубым «лающим», появляются осиплость голоса и стенотическое дыхание.

При диагностике основного заболевания учитывается весь комплекс его проявлений. Из клинических симптомов в первую очередь обращают внимание на минимально выраженные катаральные явления со стороны верхних дыхательных путей при наличии отчетливого токсического синдрома в виде озноба, высокой температуры тела, головной боли с преимущественной локализацией в области лба, висков, надбровных дуг, глазных яблок; у ряда детей выявляются миалгии, артралгии, явления менингизма.

Из лабораторных методов можно использовать экспресс-диагностику с помощью флюоресцирующих антител, способ определения ингибирующих антител к гемагглютинину вируса и реакцию нейтрализации в парных сыворотках (с интервалами между исследованиями в 8–14 дней).

Парагрипп. Возбудителями заболевания являются пять типов РНК-содержащих вирусов, входящих в семейство парамиксовирусов (Paramyxoviridae). Как и вирусы гриппа, парамиксовирусы поражают эпителий верхних дыхательных путей, гортани, трахеи, крупных бронхов.

Они вызывают дистрофические изменения в эпителиальных клетках указанных отделов респираторного тракта и их слущивание. Кашель при парагриппе упорный, грубый, сухой. Он может сопровождаться изменением тембра голоса. В отличие от гриппа, токсикоз при парагриппе выражен слабо, в то время как катаральные явления со стороны верхних дыхательных путей, напротив, носят отчетливый характер.

В этом случае появляется указанная выше триада симптомов: «лающий» кашель, осиплость голоса, стенотическое дыхание.


Лабораторное подтверждение данного заболевания основывается на реакциях связывания комплемента, торможения гемагглютинации и нейтрализации антител в парных сыворотках. Сыворотки для исследования берут в начале заболевания и на 10–14-й день.

Респираторно-синцитиально-вирусная инфекция (РС-инфекция). Заболевание вызывается респираторно-синцитиальными вирусами. Это РНК-содержащие вирусы семейства парамиксовирусов. Свое название данные вирусы получили в связи со способностью вызывать в культурах тканей образование синцития — структуры, возникающей в результате слияния клеток.

Сухой непродуктивный кашель при респираторно-синцитиальной вирусной инфекции наиболее часто развивается у детей первого года жизни за счет вовлечения в процесс трахеи и бронхов, в том числе бронхиол. Развитие бронхиолита относится к числу характерных особенностей детей первого года (и особенно первых месяцев) жизни. Его частота среди данного контингента детей достигает 30–70%.

Бронхиолит характеризуется выраженной одышкой смешанного характера, коробочным оттенком легочного звука и наличием большого количества мелких и среднепузырчатых хрипов, определяемых при аускультации грудной клетки. Рентгенологически при этой инфекции очаговые изменения в легких не выявляются, но обнаруживается острое вздутие легких и усиление рисунка корней.

При диагностике РС-вирусной инфекции у детей следует учитывать такие клинические проявления, как поражение нижних дыхательных путей, несоответствие между тяжестью поражения органов дыхания и выраженностью токсикоза. Из лабораторных методов в практическом здравоохранении наибольшее диагностическое значение имеет метод экспресс-диагностики с помощью флюоресцирующих антител.

Корь. Возбудитель кори также относится к группе парамиксовирусов. Как известно, постоянными проявлениями кори являются токсикоз и катар слизистой оболочки носа и верхнего отдела дыхательных путей. Часто возникают ларингиты, при которых возможно возникновение очагового некроза эпителия (нередко по краю голосовых связок).

Не исключено вовлечение в патологический процесс бронхов, бронхиол и даже легочной ткани. Склонность воспалительного процесса захватывать всю толщу бронхиальной стенки и переходить на перибронхиальную ткань, а также прилежащую интерстициальную ткань легкого является отличительной особенностью кори.

Кашель при кори появляется в начальный (катаральный) период. При этом заболевании он сухой, отрывистый, часто сочетается с чувством саднения в дыхательных путях. Может появиться охриплость голоса. С появлением этого симптома изменяется характер кашля: он становится грубым, хриплым.

Очень важна правильная диагностика заболевания. Как известно, в катаральный период кори сыпь на коже отсутствует, и, если нет данных о наличии у пациента контактов с больным корью, заболевание расценивается как ОРВИ. Однако на 2–3-й день катарального периода кашель усиливается, становится резким и грубым, появляются гиперемия конъюнктив, пастозность (и даже отек) век, светобоязнь, энантема на мягком небе, а на слизистой оболочке щек (в области переходной складки) на уровне премоляров — мелкие беловатые точки (напоминающие манную крупу), окруженные венчиком гиперемии.

Эти высыпания относятся к числу патогномоничных симптомов и известны как пятна Бельского–Филатова–Коплика. Указанные пятна обнаруживаются не только на слизистой оболочке щек, но и на слизистой губ, десен и даже конъюнктив. Они никогда не сливаются между собой, не снимаются тампоном или шпателем и представляют собой участки некротизированного эпителия.

Диагностика кори в настоящее время большой трудности не представляет. При необходимости можно определить уровень специфических противокоревых антител.

Риновирусная инфекция. Относительно сильный и непродолжительный по времени непродуктивный кашель может иметь место при риновирусной инфекции. Входя в семейство пикорнавирусов (Picornaviridae), риновирусы вызывают ОРВИ и известны как «простудные вирусы».

Геном пикорнавирусов образует несегментированная молекула РНК. Возбудитель риновирусной болезни входит в группу ЕСНО-вирусов. Это особая группа кишечных вирусов, не оказывающая патогенного действия на лабораторных животных. Их первоначально именовали «сиротскими» (Orphan) вирусами, а с 1955 г. стали называть кишечными (Enteric) цитопатическими (Cytopathogenic) человеческими (Нuman)

В начале этого заболевания у детей появляется познабливание, легкое недомогание, «царапание» в горле, чихание, иногда боль в ногах и головная боль. Затем добавляются заложенность носа и подкашливание. Температура тела в течение всего периода болезни остается субфебрильной.

Вследствие обильных выделений из носа и частого использования носового платка в преддверии носа появляется мацерация кожи. Лицо обычно пастозно, склеры инъецированы, возможно появление слезотечения. В ряде случаев возникают такие симптомы, как набухание небных миндалин, легкая гиперемия передних дужек и задней стенки глотки, осиплость голоса, явления трахеита и трахеобронхита, следствием чего и является непродуктивный кашель. У детей первых 2–3 лет жизни риновирусная инфекция может осложниться синдромом крупа.

Диагностика заболевания основывается на клинической картине. Для подтверждения диагноза в клинической практике используют метод экспресс-диагностики — иммунофлюоресценции, с помощью которого определяют антитела к вирусу в эпителиальных клетках, обнаруживаемых в слизи из нижних носовых раковин.

Респираторный хламидиоз. Заболевание вызывается Chlamydia pneumoniae (Chl. pn.) и многими биоварами Chlamydia trachomatis (D, E, F, G, H и др.). Эти возбудители патогенны для человека. Хламидии относятся к числу облигатных внутриклеточных паразитов.

Они способны выживать и размножаться только в цитоплазме инфицированных клеток. Вследствие облигатного внутриклеточного паразитирования хламидии долгое время считали крупными вирусами. В настоящее время их принято относить к бактериям. Семейство имеет один род — Chlamydia.

Хламидии содержат РНК и ДНК и синтезируют собственный ДНК-протеин, имеют цитоплазматическую мембрану и клеточную стенку. Обеспечение метаболизма хламидий осуществляется преимущественно за счет жизнедеятельности клеток хозяина. Структура клеточной стенки хламидий подобна грамотрицательным бактериям.

Она имеет двойную внутреннюю и двойную наружную мембраны, за счет чего обеспечивается ее прочность. Многочисленные белки наружной мембраны «врезаны» во внутреннюю мембрану. 60% общего количества белка хламидий представлены основным белком наружной мембраны.

Белки хламидий содержат видо- и сероспецифические участки. Однако в белках всех трех видов хламидий (Chl. trachomatis, Chl. pneumoniae, Chl. psittaci) имеются сходные для них всех участки. Вследствие этого возможно возникновение перекрестных реакций внутри рода.

В жизненном цикле хламидий имеются две формы: элементарные и ретикулярные тельца. Элементарные тельца не проявляют метаболической активности, они внедряются в клетку организма хозяина. В клетке одновременно могут находиться несколько элементарных телец.

Спустя 6–8 ч после внедрения они превращаются в ретикулярные тельца, которые делятся бинарно, проделывая 6–8 циклов. Дочерние ретикулярные тельца через промежуточные стадии превращаются в элементарные тельца нового поколения, которые переполняют содержащую их клетку организма хозяина и разрушают ее.

Вследствие этого элементарные тельца выходят в межклеточное пространство, заражая новые эпителиальные клетки. Каждый цикл размножения хламидий длится 48–72 ч. Однако при наличии сниженного иммунитета в организме хозяина или при неадекватной терапии цикл размножения хламидий может задерживаться в репродуктивной фазе на недели и месяцы.

Следует иметь в виду, что хламидии обладают способностью превращаться в L-формы, которые, обладая слабой иммуногенностью, могут в течение длительного времени находиться внутри клеток. При иммунодефицитах любого генеза L-формы реверсируют в исходные формы и происходит их дальнейшее размножение.

Chl. pn. обладает тропностью к ворсинчатому эпителию бронхов и способна полностью обездвижить ворсинки в течение 48 ч после заражения. Клиническим проявлением персистирующего легочного хламидиоза могут быть бронхиальная астма и хронический обструктивный бронхит.

Среди клинических проявлений хламидийного бронхита ведущим может быть сухой непродуктивный кашель. Поражение респираторного тракта при хламидиозе наиболее характерно для детей первого года жизни. Заболевание развивается постепенно. Общее состояние детей, как правило, не нарушено, температура тела у большинства пациентов остается в пределах нормальных значений.

У новорожденных детей и детей первых месяцев жизни может развиться пневмония хламидийной этиологии. Заболевание также начинается с сухого непродуктивного кашля, который постепенно усиливается и приобретает приступообразный характер. Кашель сопровождается появлением цианоза, тахипноэ, рвоты.

Затем появляются одышка, «кряхтящее» дыхание и к концу первой недели — выраженные признаки пневмонии. На рентгенограммах грудной клетки выявляются множественные мелкоочаговые тени на фоне незначительного вздутия легких. Появление клинически выраженных симптомов пневмонии сопровождается изменением характера кашля — он становится влажным.

С нашей точки зрения, указание на существование в начале заболевания хламидийной пневмонией сухого непродуктивного кашля связано с предшествующим хламидийным бронхитом и нисходящим распространением инфекции, приводящим, в конце концов, к хламидийной пневмонии.

Диагностика респираторного хламидиоза основывается на выявлении в содержимом бронхиального дерева фрагмента генома возбудителя методом полимеразной цепной реакции, выделении хламидий в культуре клеток и обнаружении диагностически значимых титров специфических антител к Chl. pneumoniae или Chl. trachomatis, преимущественно классов IgА и IgM.

Респираторный микоплазмоз. Микоплазмы — свободно живущие прокариоты, лишенные истинной клеточной стенки и не способные синтезировать ее компоненты. Функции клеточной стенки выполняет трехслойная цитоплазматическая мембрана. Микоплазмы нуждаются в холестерине и других липидных ингредиентах для синтеза компонентов мембраны.

Mycoplasma pneumoniae (M. pn.), в соответствии с постулатами Коха, патогенна для человека. Она проявляет выраженный тропизм к базальной мембране мерцательного эпителия дыхательных путей. Малый размер, активная скользящая подвижность, мощный адгезивный аппарат обеспечивают прочное прикрепление микоплазмы к мембране эпителиальной клетки.

Прикрепившись к клеткам респираторного эпителия, она повреждает реснички и обусловливает цитопатические изменения в клетках эпителия, выделяя супероксиданты. Последние вызывают блокаду мукоцилиарного клиренса, а затем гибель клеток и слущивание их в просвет бронха. M. pn. имеет способные к сокращению микрофибриллы, содержащие белки, иммунологически и химически сходные с мышечным белком актином.

Особенностью микоплазм, в том числе и M. Pn., является то, что за счет близкого антигенного сходства их компонентов с рядом антигенов организма хозяина они плохо распознаются макроорганизмом. Это создает условия для персистенции микоплазм в организме хозяина.

Респираторный микоплазмоз может протекать в виде ограниченных острых инфекций верхних дыхательных путей, в виде микоплазменного бронхита и острой микоплазменной пневмонии. При возникновении респираторного микоплазмоза слизистая оболочка ротоглотки и дыхательных путей слабо (реже умеренно) гиперемирована; дети предъявляют жалобы на боль в горле, сухость и ощущение неловкости при глотании, затрудненное носовое дыхание.

Лабораторная диагностика заболевания основывается на выявлении фрагмента генома возбудителя в содержимом бронхиального дерева методом полимеразной цепной реакции и выявлении диагностически значимого титра специфических антимикоплазменных антител в сыворотке крови.

Коклюш. Возбудитель коклюша Bordetella pertussis — мелкая неподвижная грамотрицательная овоидная палочка длиной 0,5–2 мкм, относящаяся к строгим аэробам. Возбудитель очень нестоек и быстро погибает под воздействием повышенной температуры, прямого солнечного света, высушивания и различных дезинфицирующих средств.

Вирулентная В. pertussis обладает гистаминсенсибилизирующей активностью, содержит лимфоцитозстимулирующий фактор, термолабильный токсин цитоплазмы, фактор, активирующий островки Лангерганса. Микроорганизм имеет ворсинки (пили, фимбрии), покрывающие поверхность клетки, обеспечивающие адгезию к мерцательному эпителию дыхательных путей.

Он содержит также специфический трахеальный цитотоксин, вызывающий местные повреждения, приводящие к гибели и десквамации мерцательного эпителия. Внутрибрюшинная инъекция токсина, проведенная лабораторным животным, вызывает их гибель и развитие гиперчувствительности к гистамину и серотонину.

Основным клиническим проявлением заболевания является кашель. Он появляется после окончания инкубационного периода, продолжающегося в среднем около 10–12 дней после контакта с больным, и сохраняется вплоть до полного выздоровления. Однако кашель в динамике болезни претерпевает сильные изменения.

В самом начале продромального периода этот кашель мало чем отличается от кашля при вышеперечисленных заболеваниях. Это сухой непродуктивный кашель, у половины детей он носит навязчивый характер. Кашель чаще беспокоит заболевшего ребенка перед сном или ночью.

Температура тела, как правило, остается нормальной, реже — в течение первых нескольких дней — субфебрильной. Самочувствие ребенка не страдает. Однако кашель постепенно начинает усиливаться, приобретая все более упорный и навязчивый характер, а затем становится приступообразным.

В спазматический период он приобретает «типичные черты». В этот период во время кашля быстро, друг за другом следует несколько выдыхательных толчков, сменяющихся судорожным свистящим вдохом (репризы). Приступы этого кашля заканчиваются выделением вязкой прозрачной мокроты или рвотой.

Частота возникновения приступов в течение суток на высоте заболевания у разных детей варьирует от 5 до 50. Приступы спазматического кашля нарастают, достигая максимума на 2-й неделе спазматического кашля. У детей первого года жизни на фоне приступов спазматического кашля могут возникать апноэ.

Диагностика заболевания наиболее затруднена в продромальном периоде. В это время следует ориентироваться на эпидемиологическую обстановку в окружении больного и динамику процесса (постепенное прогрессирование кашля при отсутствии лихорадочной реакции).

Основным методом лабораторной диагностики является бактериологический. Исследуемым материалом служит слизь из верхних дыхательных путей, осаждающаяся при кашле на задней поверхности глотки. Забор материала производится двумя заднеглоточными тампонами — сухим и увлажненным забуференным физиологическим раствором.

Паракоклюш. Возбудителем паракоклюша является Bordetella parapertussis. Возбудитель близок к Bordetella pertussis. Симптомы заболевания, включая наличие в начале клинических проявлений сухого непродуктивного кашля, такие же, как при коклюше, но заболевание протекает быстрее и значительно легче.

Резюмируя вышесказанное, следует подчеркнуть, что при всех указанных выше заболеваниях наблюдается однотипный сухой непродуктивный кашель. Перечисляя характерные особенности этого кашля, следует отметить, что он усиливается и учащается при воздействии на дыхательные пути раздражающих факторов: сухого и холодного воздуха, пыли, дыма, раздражающих запахов и т. п.

Возбудители всех указанных заболеваний имеют тропность к эпителию респираторного тракта, в том числе к эпителиальным клеткам мерцательного эпителия бронхов. Период существования сухого непродуктивного кашля, обусловленного указанными патогенами, относительно короток — в среднем около 1 нед.

Механизм возникновения сухого непродуктивного кашля у детей при вышеуказанных заболеваниях может быть представлен следующим образом. Все возбудители перечисленных выше заболеваний относятся к группе внутриклеточных (вирусы, хламидии) и мембранных (микоплазмы, Bordetella pertussis, Bordetella раrapertussis) патогенов.

Следует отметить, что, по мнению ряда исследователей, мембранные патогены (в силу плотного прикрепления к мембране клетки хозяина) также можно причислить к внутриклеточным (А. А. Ярилин, 1999). Таким образом, возбудителей всех рассмотренных выше заболеваний можно отнести к внутриклеточным патогенам.

В ответ на воздействие внутриклеточных патогенов в организме формируется не гуморальный, а клеточный иммунный ответ. Проявления клеточного иммунного ответа весьма разнообразны. Наиболее распространенным и «естественным» среди них является цитотоксический ответ, т. е. иммунная реакция, приводящая к формированию антигенспецифических Т-киллеров.

Антигенспецифические Т-киллеры «узнают» инфицированную клетку по экспрессии на поверхности клетки опознаваемого антигена (т. е. по соответствующему опознавательному маркеру, находящемуся на поверхности клетки). Обнаружив такую клетку и воздействуя на нее, Т-киллеры уничтожают патоген вместе с клеткой.

На определенной стадии воздействия на клетку (до момента полного ее разрушения) она претерпевает определенные изменения. Изменившиеся эпителиальные клетки могут вызывать раздражение рецепторов бронхиального дерева, что и приводит к возникновению сухого непродуктивного кашля.

Очевидно, что сухой непродуктивный кашель существует до момента разрушения пораженных клеток мерцательного эпителия. Как только пораженные клетки начинают распадаться, в процесс включаются другие защитные механизмы: начинаются фагоцитоз измененных структур, выделение слизи железами слизистой оболочки, и с этого момента кашель выполняет защитную функцию по элиминации из дыхательных путей чужеродных компонентов и отмерших собственных клеток слизистой оболочки респираторного тракта.

Оцените статью
Польза меда и продуктов пчеловодства
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.